Шейх Бамат-Гирей-Хаджи (Iовда) Митаев

(Продолжение)
…Преследуемый царскими войсками Зелимхан нуждался в поддержке не только со стороны простых горцев, но и в духовной поддержке религиозных авторитетов. В поисках такой поддержки он обращается к шейху Бамат-Гирей-Хаджи, который с пониманием относился к его борьбе с царскими чиновниками. Предание сообщает, что полковник Вербицкий со своим отрядом посетил Бамат-Гирей-Хаджи и попросил авторитетного шейха помочь ему в поимке Зелимхана. По заданию своего устаза мюриды Iовды, вместе с Вербицким и его отрядом, в течение трех месяцев «искали» в горах Чечни неуловимого Зелимхана. Покидая дом Митаевых, Вербицкий сделал поясной поклон шейху, выражая свою благодарность за оказанную помощь.
Военная администрация Кавказского края, с согласия Его Императорского Высочества, подвергает аресту ряд известных религиозных деятелей, в том числе Бамат-Гирея-Хаджи. Этот арест никак нельзя усматривать, как за укрывательство Зелимхана. Власти видели растущее влияние шейхов среди верующих, и это их настораживало. Для наказания религиозных авторитетов власти использовали «деятельность» народ12917999_222050588170838_1091948357_nного героя Зелимхана. Шейхов отправляют в Калужскую, Орловскую и Тульскую губернии. Факт этот подтверждается документом Департамента полиции под названием «К вопросу о выдворении выселяемых из Кавказского края в Тульскую, Орловскую и Калужскую губернии шейхов и 25-ти родственников Зелимхана»; «…за оказываемые последнему пособничества в дерзких преступлениях».
20 апреля 1912 года Губернатор Калужской губернии уведомляет Департамент Полиции, что «Бамат-Гирей-Хаджи Митаев, Батал-Хаджи Белхароев, Кана-Хаджи, Абдул-Азиз Шаптукаев, Магомед-Хаджи Назиров прибыли в Калужскую губернию» (ГАРФ. Деп. полиции, 5-е производство. № 635, Часть 2. Лист.1 и 114) .
В последующем выяснилось, что сосланные шейхи Абдул-Азиз Шаптукаев, Кана Хантиев, а также целый ряд родственников Зелимхана оказались невиновными. Царские власти были вынуждены вернуть их в Чечню. Начиная с 29 апреля 1912 года за Бамат-Гирей-Хаджи учреждается надзор полиции.
В отличие от других сосланных в Калугу, жизнь шейха Бамат-Гирея-Хаджи не сопровождалась большими лишениями, ибо постоянно вместе с ним в Калуге жили наиболее близкие ему мюриды, а также часто из Чечни приезжали родственники и мюриды, оказывавшие ему посильную помощь. Если остальные сосланные жили на государственном довольствии, за счет специально выделяемых ссыльным средств, то Бамат-Гирей-Хаджи от этого отказывался. Он снимал жилье и обеспечивал себя за счет собственных средств. Существует предание, что во время ссылки Бамат-Гирей-Хаджи часто направлял своего мюрида покупать свежего мяса, объяснив ему, где его можно купить. Однако продавец за мясо деньги у мюрида не брал. Мюрид каждый раз докладывал об этом Iовде и просил рассказать ему, кто же этот мясник. Некоторое время Iовда уходил от настоятельных вопросов мюрида, однако однажды все-таки объяснил, что «это был пророк Хизир (мир ему)». На следующее утро любопытный мюрид побежал на место, где стоял ларек мясника, однако там кроме поляны, заросшей травой, ничего не нашел.

Этот случай из жизни шейха во время отбывания срока ссылки рассказывает в своей книге «Арсэль» журналист Крутиков А.В., который пишет: «Были случаи, когда Учитель открывал своим приближенным какую-нибудь тайну, но они все равно не в состоянии были уяснить глубокий смысл происходящего и ограничивались только самыми поверхностными, бытовыми деталями. Так, мюриды вместе с Учителем и его женой питались продуктами с калужского базара. Завхоз Муса (имя изменено – М.З.) получал от Авлы (имеется в виду Iовда – авт.) строжайшее указание брать мясо только у одного человека, который всегда стоял в одном и том же месте в одно и то же время.

…Несколько раз Муса, свободно говоривший по-русски, пытался завести с ним беседу, но странный продавец, улыбнувшись, отворачивался и исчезал в толпе базарного люда.
Так продолжалось несколько лет, и Муса, заинтригованный до потери сознания, стал приставать к Учителю с расспросами: «Кто этот человек?».
– Так вот, – предупредил Учитель, – если я скажу вам, кто этот человек, мы никогда в жизни больше не поедим этого мяса. А другого я есть не смогу…
Как видим, любопытство часто превышает благоразумие. Авле пришлось ответить. Он сказал:
– Это был пророк Хизир (мир ему).
Мюриды ахнули, их удивлению не было предела. Но мяса в доме Учителя они больше не видели, хотя Муса, бывая на базаре, каждый раз подходил к знакомому месту у высокого столба и подолгу стоял там, шепча молитвы и прося у Аллаха прощения. Но продавец мяса уже ни разу больше не появлялся».
Существует предание, что Iовда в Калуге помог подняться аэроплану на торжествах, организованных самим Губернатором Калужской области Горчаковым в честь дня рождения своей племянницы. Мюриды шейха по сей день рассказывают об этом явлении. Тот же Крутиков подробно описывает этот сюжет из жизни шейха.
«Однажды калужский губернатор, лицо, близкое к царской фамилии, справлял день рождения любимой племянницы, приехавшей к нему погостить из Москвы. Для того чтобы праздник запомнился ей на всю жизнь, влиятельный дядя приказал пригнать на летное поле самолет. Это был один из первых аэропланов в России. Все ряды на ипподроме были заняты местной знатью, а народу вокруг толпилось видимо-невидимо.
Летчик усадил сановную племянницу позади себя и начал заводить невиданную для большинства собравшихся летательную машину. Но эта искусственная птица заупрямилась, никак не хотела заводиться. Сколько ни силился авиатор и сколько ни крутили пропеллер помощники – все было бесполезно. Губернатор от расстройства кусал свои усы и губы. И тогда сидевший по близости мюрид шейха Авдеев (фамилия изменена – М.З.) предложил:
– Ваша светлость, есть у меня волшебник, ну, право, святой человек, он все может. Позвольте, я привезу его из тюрьмы, и, уверяю вас, проблема будет решена.
Губернатор тут же распорядился подать лучшего иноходца под мягкую тележкою. Через полчаса с нее сошел Авла прямо на поле. Начальник тюрьмы подвел его к самолету. Учитель, указав своей тростью на невиданную никогда раньше технику, спросил:
– Этот не хочет лететь?
– Да, этот, – подтвердил начальник.
Летчик, сдвинув очки на лоб, с недоумением глазел на седобородого старца в папахе, не понимая, зачем того привезли к машине. Авла, пройдя расстояние до самолета легким шагом, поднял свою тросточку, стукнул ею по боку самолета рядом с летчиком и сказал всего одно слово:
– Лети!
Самолет тут же задрожал под звуки мотора и понесся по полю, к полному изумлению пилота. Он благополучно взлетел, сделал несколько больших кругов в вышине и так же благополучно приземлился.
…Губернатор не хотел оставаться перед Авлой в долгу и обещал у царя помилование шейху. Но Учитель отказался:
– Не надо, мне суждено умереть здесь и уже скоро, немногим долее через год (он назвал точную дату). Если хотите сделать для меня доброе дело, то, когда это произойдет, дайте моим родственникам и друзьям железнодорожный вагон, чтобы они могли перевезти мои останки и жену с ребенком на родину.
К чести губернатора, на следующий же день он отдал распоряжение зарезервировать лучший пассажирский вагон.
«Шейх ушел из жизни в назначенный им день и час, – далее пишет Крутиков А.В. – О его кончине плакали не только чеченцы, но и многие русские, которым он помогал. Среди простых надзирателей тюрьмы было больше всего его поклонников, которые долго еще передавали легенды о святом старце своим детям и внукам. Все они, вместе с семьей Авдеева, со скорбью и почестями проводили семью Учителя и его останки в далекие края.
«…Я уверен, что будучи в Калуге, – констатирует автор далее, – Авла (1овда) немало повлиял на сознание не только простых людей, но и ученых, таких, как Лобачевский, Циолковский, Чижевский, и что благодаря Учителю, Россия, которая безусловно является и его родиной, значительно обогатила свой духовный потенциал». (Книга «Арсэль», Крутиков А.В., С-174-177).

(Продолжение следует)

Масуд Заурбеков

 
 
 

Комментарии

 
 

Добавить комментарий

*

*