Миротворец от Бога (или Шейх в роли комиссара)

chechenskie-hroniki-sheyh-ali-mitaev-zhzl_1«Когда огонь гражданской войны готов был перекинуться на Чечню, шейх Али Митаев со своим отрядом занял плацдарм по правому берегу Терека, и в течение 9-ти месяцев ни одна казацкая пуля не достигла правого берега» (Мухади Ахметханов, житель села Лаха-Невре Надтеречного района, внук Кана-шейха Хантиева).
В официальной историографии совершенно игнорируется роль Али Митаева, направленная на сохранение стабильности на Тереке, прекращения военных столкновений между горцами и казаками. Так, в «Очерках политической истории (ХХ век)», (1997год, стр. 59) Джабраил. Гакаев пишет: «…в этот ответственный и трагический период в истории вайнахского народа партию мира среди чеченцев и ингушей возглавили шейх Дени Арсанов, Цетиш Дарчиев, Т. Эльдарханов, А. Шерипов, Г. Ахриев и А. Мутушев». Как видно, в этом списке не нашлось места для Али Митаева, сыгравшего на определенном этапе, важнейшую миротворческую роль между казаками, чеченцами и ингушами. Полагаю, что Д. Гакаева понять можно, поскольку в 1924 году шейх Али Митаев был репрессирован как «непримиримый враг советской власти» и, естественно, историки старались лишний раз не упомянуть его имя, особенно с положительной стороны.
Миротворческая деятельность Али Митаева сохраняется в памяти народной и заслуживает всенародного уважения. Так, по приглашению Кана-шейха Хантиева в Притеречном районе Чечни Али Митаев в течение 9-ти месяцев в 1917-1918 годы удерживал правый берег Терека от возможного нападения со стороны белогвардейцев. В течение этого времени между чеченцами и казаками не произошло ни одной стычки, ни одна, даже шальная пуля не ранила человека. Казачьи части, расположившиеся на левом берегу Терека, были готовы ринуться в Чечню, и на этом настаивало белое командование. Но они не решались этого делать по той причине, что путем грамотных военных маневров Митаеву удалось ввести их в заблуждение. Али командовал кавалерийским полком. Ночью конники тихо снимались с места стоянки, а днем демонстративно, на виду у левого берега, маршировали назад. Тем самым для противника создавалась видимость значительных кавалерийских сил. Но его артиллерии мог бы позавидовать любой военачальник. В нескольких крупных селах Надтеречья были развернуты орудийные батареи, устраивались показательно-инструктивные стрельбища. Неоднократно приглашал он в «гости» казачьих офицеров и с готовностью демонстрировал свою боевую мощь. Подобными упреждающими методами Али Митаев предотвращал кровопролитие между чеченцами и казаками, с которыми его связывали давнишние дружеские отношения.

В 1990 году автору исследования (М.З.) о терской эпопее рассказывали живые свидетели тех событий. Житель села Верхний Наур (Лакха Невре) Бетиев Хас-Магомед (Дала гечдойла цунна), очевидец тех давних событий, рассказывал: «В 1918 году по просьбе известного шейха Кана Хантиева Али со своим полком охранял Притеречный район от наступления казаческих отрядов со стороны левого берега реки Терек. Штаб его располагался во дворе и доме Ширвани Баматгиреева (бывший партчиновник советского периода). Боевая техника полка, в том числе 12 пушек и 4 пулемета, находились всегда в боевой готовности в том же дворе. В полку же насчитывалось более 600 вооруженных всадников. Кроме того, в полку у Али было 2 офицера русской национальности. Это были подготовленные военные специалисты, которые обучали митаевцев военной технике».
По окончании миротворческой миссии, перед отъездом в родные края, жители Притеречного района устроили для Али и его отряда проводы. Было много выступлений, благодарственных речей в адрес Али и его отряда. Своему спасителю они подарили лучшего коня, а хор молодых девушек исполнил песню, которую они сочинили Али Митаеву. В народной памяти сохранился один байт (куплет) этой песни на чеченском языке. Мюрид Али Митаева – Т1окказ Гериханов (Дала гечдойла цунна) из села Гельдыген в 1990 году, мелодичным голосом воспроизвел автору данного исследования (М.З.) этот куплет, который с удовольствием поведал нам еще многое о событиях тех времен, в которых приходилось принимать участие шейху Али Митаеву. (Видеозапись в архиве автора имеется). Привожу текст куплета:

Дашо аганчохь техкийна
хилла хьо,
Бархатан кохкаршца
къийлина хилла хьо,
Дашо хила ва бохуш,
хьистина хилла хьо.
Аьнгали бошхепахь
сийна бай баллалц
Дала вахавойла хьо,
ва Iовдин Iели!

Смысловой перевод этого байта будет таким:

В колыбели золотой
тебя убаюкивали,
Плюшевыми повязками
тебя привязывали,
«Будь золотым!» изрекая,
ласкали тебя.
До обрастания зеленью
хрустальной тарелки,
Да продлит Аллах твою жизнь,
о, Iовды – Али!

Усилия Али Митаева в Притеречном районе принесли на определенный период спокойствие. Однако мир этот длился недолго. Деникинцы начали массовое наступление, уничтожая села, в которых гибли ни в чем неповинные люди Чечни и Ингушетии.
Со стороны Ингушетии белогвардейцы, сокрушая сопротивляющиеся ингушские села, ринулись на земли чеченцев. Кровопролитные бои происходили в Алхан-Кале, Гойтах. Белогвардейцы требовали выдачи им большевиков и беспрепятственного перемещения по территории Чечни. Но чеченцы отказывались выполнять условия белогвардейцев. В целях сохранения жизни чеченцам и предотвращения кровопролития Али Митаев обращался к старейшинам с просьбой не препятствовать продвижению деникинцев. Одновременно вел переговоры с белым командованием на предмет сохранения населенных пунктов и недопущения кровопролития ни в чем неповинных граждан. В 1990 году соратник и мюрид Али Митаева, член возглавляемой им миротворческой группы Мурдаш Хамидов из селения Сержень-юрт рассказывал, что однажды Али созвал сход под Гудермесом в местечке «Етт-тогIий». Были приглашены авторитетные люди Чечни, Ингушетии и Дагестана, такие, как шейх Абдул-Вахаб-Хаджи Дидимов из дагестанского селения Бамат-юрт, шейх Юсуп-Хаджи Байбатыров из селения Хошкельды, известный алим Сугаип-мулла Гойсумов из села Шали и многие другие. На сходе обсуждались следующие вопросы:
1. Создавшаяся военно-политическая ситуация в регионе в связи с русской революцией.
2. Бесчинствующие преступные элементы.
3. Организация обороны от белогвардейского нашествия.

Выступлений на сходе чеченцев было много, но особое внимание вызвала речь Али. После основательной характеристики создавшейся в Чечне ситуации, он призвал народ не препятствовать свободному продвижению деникинцев. Али сказал, что «они знают историю чеченцев по событиям времен имама Шамиля и опасаются всяческих столкновений с чеченцами. В нас они видят опасного противника, сильных воинов. Если мы им не будем мешать продвигаться, то они не будут разрушать наши села, дотрагиваться до нашего имущества. Они просят нас об этом, и у нас есть с ними договор. Но не дай Бог, если мы нарушим договоренность и начнем нападать в одиночку и группами на колонны, и если они повернут свои штыки на наши села, то мы не в состоянии будем оказать им сопротивление и защитить себя. Они вооружены до зубов, а помощи нам ждать неоткуда. Я объездил всех наших соседей, никто не хочет нам помочь ни в живой силе, ни боеприпасами. Ни одного патрона не желают нам давать!», – убеждал горцев Али Митаев, при этом, держа правой рукой кнут, описал в воздухе круг, как бы охватывая взором всех соседей, к которым он обращался за помощью.
По рассказу Мурдаша, подобных сходов, на которых Али выступал, было немало. Этот очевидец описываемых исторических событий приводил факты конкретных дел Али периода гражданской войны на Северном Кавказе. «Однажды моего брата Тимир-Али и нашего зятя Саида, – рассказывал Мурдаш, – срочно пригласил Али в Автуры. Сбор был в доме Умара. Приглашенных было более двадцати человек. Али спросил, известна ли им причина сегодняшнего сбора? Присутствующие ответили отрицательно. Тогда Али сообщил, что белогвардейские войска осели в таких населенных пунктах, как Гельдыген, Устар-гардой, Цацан-Юрт. Нависла серьезная угроза столкновений белых частей с населением. Необходимо срочно доставить письмо от нашего имени в Гудермес, где расположено их командование, с просьбой отодвинуть войска от чеченских сел. Письмо необходимо доставить в Бачи-юрт. Человек, которому мы должны вручить это письмо, должен доставить его в Гудермес. Медлить нельзя, дорога каждая минута. Кто бы взялся выполнить эту ответственную миссию? Али дважды спросил это, но никто не откликнулся. На третий раз, когда Али обратился к собравшимся мюридам, откликнулся Тимир-Али: «Али, если считаешь, что я справлюсь с этой миссией, то я готов тронуться в путь сейчас же». Тогда Али сказал, что он ждал такого ответа именно от него. Получив инструкцию от Али, каким маршрутом и как доставить письмо, кому вручить и как поступать в случае возникновения непредвиденных ситуаций, Тимир-Али и его зять Саид (тоже из Сержень-юрта) отправились в дорогу.
Письмо было доставлено. Адресат, имя которого Мурдаш не помнил, обещал тут же отправиться в Гудермес и передать его белому командованию. Поздно ночью, вернувшись в Автуры, они застали Али во дворе своего дома в ожидании их возвращения. Али расспрашивал все до мельчайших деталей. Поблагодарив Тимир-Али и Саида, он произнес: «Слава Аллаху, хоть немного разрядится обстановка на местах». Действительно, на следующий день войска были отведены от чеченских сел». (Видеозапись рассказа Мурдаша Хамидова имеется в архиве автора).
Как бы ни пытался Али предостеречь чеченцев от столкновений с белой армией, но его доводы часто игнорировались. Когда над тем или иным селом нависала реальная опасность атаки деникинцев, то Али Митаев со своим отрядом становился на их защиту. И нередко оказывался в гуще кровавых событий.
(Продолжение следует)

Масуд Заурбеков

 
 
 

Комментарии

 
 

Добавить комментарий

*

*